terminator_slv (terminator_slv) wrote,
terminator_slv
terminator_slv

Categories:

Если друг оказался вдруг...

16 августа 1918 г. корпус американской морской пехоты численностью около 9 тыс. человек высадился во Владивостоке. Предлог - союзническая помощь чехословацкому корпусу, якобы атакованному частями, сформированными из австро-венгерских пленных.


Войска сефардов входят во Владивосток...


А вот и Череп с Костями...

Егор ПУТНИК Специально для «К»

Кого у нас только не было...

В интервенции российского Дальнего Востока, Забайкалья и Сибири в 1918-1922 гг. под шумок, пока новой советской власти было не до дальневосточной окраины Российской империи, участвовала группа иностранных государств: Япония, США, Великобритания, Франция, Италия, мятежные чехословаки (превратившиеся в одночасье из военнопленных в захватчиков), венгры, канадцы и даже китайцы.

Наиболее многочисленным воинским контингентом были японские войска, которых насчитывалось 72 тыс. человек. Великобритания, Франция, Италия сообща выставили 19 тыс. штыков. Китай, под нажимом Японии, командировал к нам около 1200 солдат. Чехословацкий корпус, бойцы которого следовали на родину из русского плена, в который попали в годы Первой мировой войны, насчитывал около 15 тыс. человек.

Отметились у нас и американцы (а куда они свой нос не совали?), оставив недобрую память о себе, о чем, увы, наша нынешняя молодежь, воспитанная на американских боевиках и вскормленная гамбургерами и «Кока-колой», по большей части не имеет ни малейшего понятия. О том, как 12-тысячный экспедиционный корпус США огнем и мечом «устанавливал свободу и демократию» на нашей земле, эти заметки.

«Не могли уснуть, не убив кого-нибудь»

В архивах и газетных публикациях той поры и поныне хранятся свидетельства, как янки, прибыв за тридевять земель, хозяйничали на нашей земле, оставляя кровавый след в судьбах русских людей и в истории Приморья. Так, к примеру, захватив крестьян И.Гоневчука, С.Горшкова, П.Опарина и З.Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е.Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: «нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано». У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н.Мясников, которому, по свидетельству очевидца, «сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски».



«Весной 1919 года в деревне появилась карательная экспедиция интервентов, учиняя расправу над теми, кто подозревался в сочувствии партизанам, — свидетельствовал житель деревни Харитоновка Шкотовского района А.Хортов. — Каратели арестовали многих крестьян в качестве заложников и требовали выдать партизан, угрожая расстрелом (...) Свирепо расправились палачи-интервенты и с безвинными крестьянами-заложниками. В числе их находился и мой престарелый отец Филипп Хортов. Его принесли домой в окровавленном виде. Он несколько дней еще был жив, все время повторял: «За что меня замучили, звери проклятые?!». Отец умер, оставив пятерых сирот.

Несколько раз американские солдаты появлялись в нашей деревне и каждый раз чинили аресты жителей, грабежи, убийства. Летом 1919 г. американские и японские каратели устроили публичную порку шомполами и нагайками крестьянина Павла Кузикова. Американский унтер-офицер стоял рядом и, улыбаясь, щелкал фотоаппаратом. Ивана Кравчука и еще трех парней из Владивостока заподозрили в связи с партизанами, их мучили несколько дней. Они вышибли им зубы, отрубили языки».

А вот другое свидетельство: «Интервенты окружили Маленький Мыс и открыли ураганный огонь по деревне. Узнав, что партизан там нет, американцы осмелели, ворвались в нее, сожгли школу. Пороли зверски каждого, кто попадался им под руку. Крестьянина Череватова, как и многих других, пришлось унести домой окровавленным, потерявшим сознание. Жестокие притеснения чинили американские пехотинцы в деревнях Кневичи, Кролевцы и в других населенных пунктах. На глазах у всех американский офицер несколько пуль выпустил в голову раненого паренька Василия Шемякина».



Да и сам генерал Грэвс, командующий американским экспедиционным корпусом, впоследствии признавал: «из тех районов, где находились американские войска, мы получали сообщения об убийствах и истязаниях мужчин, женщин, детей...»

Не менее откровенен в своих воспоминаниях и полковник армии США Морроу, сетуя, что его бедняги-солдаты... «не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день (...) Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где вагоны разгружались, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов». «Самым памятным» для полковника Морроу был день, «когда было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах».

Конечно, американцы были не одиноки в этих зверствах. Японские интервенты ничуть не уступали им. Так, к примеру, в январе 1919 г. солдаты Страны восходящего солнца дотла сожгли деревню Сохатино, а в феврале — деревню Ивановка. Вот как свидетельствовал об этом репортер Ямаути из японской газеты «Урадзио ниппо»: «Деревню Ивановка окружили. 60-70 дворов, из которых она состояла, были полностью сожжены, а ее жители, включая женщин и детей (всего 300 человек) — схвачены. Некоторые пытались укрыться в своих домах. И тогда эти дома поджигались вместе с находившимися в них людьми».

Только за первые дни апреля 1920 г., когда японцами была внезапно нарушена договоренность о перемирии, они уничтожили во Владивостоке, Спасске, Никольск-Уссурийске и окрестных селениях около 7 тыс. человек.

В архивах владивостокских музеев хранятся и фотографические свидетельства зверств интервентов, позирующих рядом с отрезанными головами и замученными телами россиян. Правда, обо всем этом нынче не очень хотят вспоминать наши политические деятели (а многие из них, увы, этого и не знают).

«Американские дикари развлекаются»

Свидетельства о зверствах интервентов приводились практически во всех местных газетах той поры. Так, «Дальневосточное обозрение» приводило следующий факт: «Во Владивостоке на Светланской улице американский патруль, посмеиваясь, взирал на избиение японскими солдатами матроса Куприянова. Когда возмущенные прохожие бросились на выручку, американский патруль взял его «под защиту». Вскоре стало известно, что американские «благодетели» застрелили Куприянова якобы за сопротивление патрулю».

Другой американский патруль напал на Ивана Богдашевского, «отобрал у него деньги, раздел донага, избил и бросил в яму. Через два дня тот умер». 1 мая 1919 г. два пьяных американских солдата напали на С.Комаровского с целью грабежа, но тот успел убежать от грабителей.

На Седанке группой американских солдат была зверски изнасилована 23-летняя гражданка К. Факты насилия над женщинами и девушками жеребцами в форме армии США неоднократно регистрировались и в других частях Владивостока и Приморья. Очевидно, девицы легкого поведения, которых тогда, как и нынче, было не мало, американских вояк уже пресытили. Кстати, одну из «жриц любви», «наградившую» нескольких американских «ковбоев» нехорошей болезнью, как-то обнаружили убитой на улице Прудовой (где нынче стоит кинотеатр «Комсомолец») «с пятью револьверными пулями в теле».

Другое свидетельство, взятое из прессы: «В начале июля, проезжая по Светланской улице на извозчике, четверо пьяных американских солдат, куражась, оскорбляли прохожих. Проходящие мимо гласный (т.е. депутат. — Прим. авт.) городской думы Войцеховский, Санарский и другие лица, возмущенные их поведением, остановили извозчика. Пьяные солдаты подошли к Войцеховскому и по-русски закричали на него: «Чего свистишь, русская свинья? Разве не знаешь, что сегодня американский праздник?». Один из солдат наставил на Войцеховского револьвер, а другой стал наносить револьвером ему удары в лицо».

Своим развязным, скотским поведением американцы уже тогда пытались доказать миру, что Америка превыше всего! Так, как свидетельствовала газета «Красное знамя» за 25 декабря 1920 г., пьяная ватага американских моряков ввалилась в ресторан-кофейню Кокина на Светланской и с грубой бранью на коверканном русском языке стала разгонять играющих в бильярд, дабы самим развлечься, сгонять партейку-другую...

Или вот другой пример из «Вечерней газеты» за 18 ноября 1921 г. Пятеро американских матросов, обслуживающих радиостанцию на Русском острове, которую интервенты захватили еще в 1918 г., прибыли на танцевальный вечер в зал Радкевича, что на Подножье. Изрядно приняв «на грудь», они стали «вести себя вызывающе». А когда начался спектакль, «сели во втором ряду, а ноги положили на спинки стульев первого ряда» (где сидели русские зрители). При этом матросы говорили, что «плюют на все русское, в том числе и на русские законы», а затем начали дебоширить».

Надо сказать, что, судя по сохранившимся свидетельствам, американские вояки по части пьянства, грабежей и «непристойностей в отношении к женщинам, которым делаются гнусные предложения прямо на улицах», а также по наглому, хамскому поведению ко всем и вся, уже тогда равных себе не имели. Они могли устроить, куражась в пьяном угаре, беспричинную стрельбу на людных улицах по принципу: кто не спрятался — я не виноват! Ничуть не смущаясь, что под их пулями гибнут ни в чем не повинные люди. Зверски избить первого встречного и полюбопытствовать содержимым его кошелька и карманов. Газета «Голос Родины» за 12 января 1922 г. дала вполне конкретное название: «Американские дикари развлекаются».

...В апреле 1920 г. американские, английские, французские и прочие иноземные войска убрались восвояси из Владивостока. В связи с изменившейся военно-политической ситуацией на Дальнем Востоке правительства США, Великобритании, Франции и др. государств вынуждены были отказаться от открытой поддержки разномастных местных властей на Дальнем Востоке, противостоящих большевикам. В августе покинули Приморье и китайские части.

Дольше всех оставались у нас японцы (до октября 1922 г.). Под их «крышей» продолжал действовать и специальный батальон американских вояк. Янки вместе с японцами «обслуживали» созданный в те годы на Русском острове концлагерь и радиостанцию, расположенную там же. Замученных в лагере топили рядом с островом порознь и целыми баржами, связывая руки колючей проволокой.

Есть свидетельства, что уже после ухода интервенции один из водолазов, работая на затопленных объектах у Русского острова, наткнулся на одну из таких барж, внутри которой «стояли, как живые, связанные люди». Шокированный увиденным, водолаз сошел с ума...

http://www.konkurent.ru/print.php?id=708

У американцев были широкие планы покорения России. Как отмечал А.В. Березкин, в американской печати 1918 года открыто раздавались голоса, предлагавшие правительству США возглавить процесс расчленения России. Историк привел высказывания сенатора Поиндекстера из статьи, опубликованной им в «Нью-Йорк таймс» 8 июня 1918 года Сенатор писал: «Россия является просто географическим понятием, и ничем больше никогда не будет. Ее сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда. Нация не существует».

20 июня 1918 года сенатор Шерман, выступая в конгрессе США, обратил особое внимание на необходимость воспользоваться случаем для покорения Сибири. Сенатор заявлял: «Сибирь — это пшеничное поле и пастбища для скота, имеющие такую же ценность, как и ее минеральные богатства».
Эти призывы были услышаны. 6 июля 1918 года на совещании в Белом доме было принято решение об участии войск США в интервенции на Дальнем Востоке

Американские интервенты, не довольствуясь Дальним Востоком, хотели распространить влияние на всю Сибирь и проложить дорогу к центральным районам Советской республики. С этой целью американский посол в Японии Моррис, являвшийся одновременно «высоким комиссаром» США в Сибири, генерал Гревс и адмирал Найт в сентябре 1918 г. разработали план дальнейшего расширения американской интервенции.
Под предлогом помощи чехословацким мятежникам, терпевшим поражение от Красной Армии на Волге, предусматривалась переброска значительной части американских войск в Омск. Здесь намечалось создать базу оккупационных войск США, опираясь на которую американские интервенты совместно с японскими и английскими интервентами и чехословацкими мятежниками предполагали начать операции против Красной Армии за Уралом. Реализация этого плана, по замыслу его составителей, должна была не только обеспечить удержание в руках чехословацких войск и белогвардейцев рубежа Волги, но и поставить под более твердый контроль Америки Сибирскую железную дорогу. План был одобрен президентом США Вильсоном, однако распри между интервентами помешали осуществить его.

Вместе с тем американские интервенты обосновались в наиболее важных стратегических пунктах. В Хабаровске расположилась бригада под командованием полковника Моора; в Верхнеудинске и Забайкалье — отряд американских войск под командованием полковника Морроу; во Владивостоке — главной базе всех интервентов — находилась штаб-квартира во главе с генералом Гревсом. Американская эскадра военно-морского флота под командованием адмирала Найта блокировала дальневосточное побережье.
Вслед за этим развернулось «освоение» захваченной добычи. Американские империалисты прежде всего предложили под залог Китайско-Восточной железной дороги «заем» в сумме 20 млн. долларов. Затем американские инженеры начали производить «улучшения» дороги с целью вложить как можно больше американских капиталов и получить, таким образом, возможность окончательно наложить свою лапу на эту дорогу. Таким путем Китайско-Восточная железная дорога «задолжала» за время управления Стивенса Соединенным Штатам Америки свыше 45 млн. рублей.

О том, какие «улучшения» дорог производили интервенты, свидетельствовали результаты оккупации Уссурийской железной дороги. За время хозяйничанья на ней американо-японских захватчиков было уничтожено 55% подвижного состава, сожжены железнодорожные постройки на станциях Свиягино, Шмаковка, на разъездах Дроздов, Краевский и в других пунктах, разрушено 27 железнодорожных мостов.
Убытки, нанесенные интервентами Амурской железной дороге за период с сентября 1918 г. по апрель 1920 г., исчислялись, по данным специальной государственной комиссии, в 12 776 174 рубля золотом. Ущерб, нанесенный Забайкальской дороге, определялся в 3 274 493 рубля.
Наряду с захватом железных дорог интервенты открыто грабили богатства края. Американские и японские предприниматели, концессионеры, инженеры, спекулянты, шпионы, как хищные звери, стаями рыскали по Дальнему Востоку, высматривая и присваивая себе все, что можно было урвать.
Так, на Амуре интервенты объявили все суда своей собственностью. Они захватили базу Амурской флотилии вместе с канонерками «Монгол», «Шквал», «Вотяк», «Бурят» и «Смерч», заняли затон и реквизировали находящиеся там пароходы.
В результате интервенции на Амуре из 227 речных судов осталось всего 97. Ущерб, нанесенный водному транспорту Амура, составил 78,4 млн. рублей золотом, а озера Байкала и реки Лены — 2,6 млн. рублей. Японские пароходные компании «скупили» более 100 пароходов Дальневосточного речного флота, стоимость которых была не менее 250 млн. рублей золотом. Из 549 судов, числившихся в 1918 г. в составе русского торгового флота на Дальнем Востоке, к 1919 г. осталось 382, а к 1921 г.— 301 судно.
В Зейском округе японские интервенты захватили золотые запасы (более 56 пудов). В селении Угловском они присвоили около 12 пудов золота, предназначенного для закупки продовольствия населению Бурейского горного округа. В Николаевске-на-Амуре японский десант захватил все военные склады, а также различное имущество, деньги и меха, принадлежавшие учреждениям и частным лицам.
Генеральный консул колчаковского правительства сообщал из Сиэтля (США) в мае 1919 г., что «...американские солдаты, возвращаясь из Сибири, привозят в своих мешках намытое в Сибири золото, кто на три, кто на пятнадцать тысяч долларов».
Там, где интервенты не могли просто взять, они присваивали себе народное имущество под видом «покупки» его у своих ставленников. Так, ими было «куплено» у атамана Калмыкова в Хабаровске имущество и оборудование авиационного отряда, санитарных поездов, отдела речного судоходства, Сунгарийской флотилии и других организаций.
Американские монополисты особый интерес проявляли к государственному запасу золота в России, захваченному белогвардейцами в Казани в 1918 г. и оказавшемуся в руках Колчака. Государственный департамент США настойчиво «выяснял» возможность передачи этого запаса «на хранение» американской миссии в Пекине, гарантируя его сохранность «честью США». Только разгром Советской Армией колчаковщины и арест Колчака, который пытался увезти золото, предотвратили эту передачу. Однако кое-что империалистические хищники все-таки успели урвать. Колчаковское правительство передало в разное время США, Англии, Франции и Японии в обеспечение поставок и займов 9 244 1/3 пудов золота, большая часть которого (около 70%) попала в руки американских и английских монополистов.
Американские и японские интервенты не ограничивались грабежом материальных ценностей, созданных трудящимися нашей Родины. Они стремились также прибрать к своим рукам природные богатства Дальнего Востока и Сибири. В Забайкалье японские империалисты договаривались с Семеновым о «продаже» им золотых и других приисков области, для чего Семенов специальным приказом подчинил своему «ведомству» золотые промыслы Нерчинского округа, серебряные и свинцовые рудники Зерентуя.

В Приморье американские интервенты сразу же захватили Сучанские каменноугольные копи и железнодорожную ветку, соединяющую эти копи с Владивостоком. Они поставили здесь отряд своих войск под командованием полковника Робинса и начали орудовать под вывеской американского Красного Креста. Американские предприниматели заключали выгодные сделки с белогвардейцами, закупая «по сходной» цене заявки на месторождения золота, железа, каменного угля и т. д. Империалисты США строили грандиозные планы хищнической эксплуатации и экономического закабаления Дальнего Востока и Сибири. В первых числах декабря 1918 г. в Соединенных Штатах Америки было организовано специальное предприятие для эксплуатации и грабежа природных богатств Советской России под названием «Русское отделение военно-торгового совета». Программа деятельности этого предприятия предусматривала экономическое закабаление России. Прежде всего американские империалисты стремились превратить в свою колонию оккупированные иностранными войсками и белогвардейцами Дальний Восток и Сибирь.

«Сибирь,— заявлял сенатор Шерман на заседании американского сената еще в июле 1918 г.,— это пшеничное поле и пастбища для скота, имеющие такую же ценность, как и ее минеральные богатства».
С целью «освоения» Дальнего Востока и Сибири и выкачивания богатств американские, японские и английские капиталисты открывали во Владивостоке и других городах филиалы банков, представительства и разного рода конторы иностранных промышленных и торговых фирм. Американское общество «Юровэто» открыло свои отделения во Владивостоке и Омске. Американская компания жатвенных машин, так называемая «Харвестер трест», имела свои отделения также в наиболее крупных городах Дальнего Востока и Сибири. Мак-Кормик и другие заправилы этой компании с согласия министра земледелия США послали в мае 1919 г. специальную комиссию «экспертов», которая должна была изучить возможности строительства на Дальнем Востоке американских заводов сельскохозяйственных машин.

Американские империалисты под видом помощи чехословацким мятежникам создали своего рода «штаб» по ограблению Дальневосточного края. Таким «штабом» являлась специальная комиссия, образованная в США. В нее входили: начальник управления военной промышленности Бернард Барух, начальник управления торговым флотом Эдвард Хертли и фабрикант сельскохозяйственного машиностроения Мак-Кормик.
Японские империалисты стремились не отстать от своих американских сообщников. В октябре 1918 г. в японском военном министерстве при участии крупнейших капиталистов был разработан проект устройства промышленных предприятий в Сибири на акционерных началах. В пункте 4 этого проекта было написано: «Как орган для устройства разных промышленных обществ в Сибири, вложения капитала и его оборота в Японии учреждается на основании японских законов Сибирское промышленное акционерное общество». Проект предусматривал «преимущественное (для японских подданных. — С. Ш.) перед другими право пользования необходимыми для предприятия природными средствами, а также обеспечение 10-летним заказом на изготовление этими компаниями предметов военной надобности».
На организацию подобного рода акционерных торгово-промышленных предприятий в Забайкалье японские интервенты «заключили» соглашение с Семеновым, причем сам Семенов и наиболее видные чины его штаба стали акционерами этих предприятий.
Английские капиталисты также пытались закрепиться на Дальнем Востоке. Английская фирма «Ланг и К°» намеревалась построить свои верфи около Владивостока. Английский капиталист Гунтер пытался приобрести акции общества «Тетюхе» и собирался строить завод по переработке серебро-свинцовой руды.
Рыболовные промыслы, лесные разработки, прииски, каменноугольные копи — все это постепенно становилось объектом эксплуатации и наживы иностранных империалистов. Караваны судов с награбленным добром нескончаемым потоком шли из портов Дальнего Востока за океан. Только за три месяца 1919 г. колчаковские власти выдали разрешение на вывоз за границу более 3 млн. шкурок ценной пушнины. Интервенты вывезли из Приморья в 1919 г. 14 млн. пудов сельдей. В 1921 г. этот вывоз возрос до 26 млн. пудов, что составило 75% всего улова. Начиная с 1918 г. они вывозили ежегодно через Владивосток свыше 1 млн. кубофутов леса.
Вместе с ценнейшими породами леса империалистические грабители вывезли огромные штабели железнодорожных рельсов и другое оборудование, находившееся на ст. Угольная. Они разграбили Владивостокский порт, Дальневосточное морское пароходство, вывезли имущество из кладовых Владивостокского железнодорожного узла и из военных складов около ст. Вторая Речка. В довершение всего американские интервенты помогли белогвардейцу адмиралу Старку увести из Владивостока восемь миноносцев и шесть подводных лодок Сибирской военной флотилии в Манилу (военно-морской порт США на Филиппинских островах).
Интервенты нанесли народному хозяйству Дальневосточного края огромный ущерб, который, по далеко не полным данным, составил почти 300 млн. рублей золотом. Полным ограблением и закабалением грозила интервенция Дальнему Востоку.

Неисчислимые жертвы, гибель десятков тысяч русских людей, тысячи сожженных сел и деревень, полное разорение края принесла иностранная интервенция Дальнему Востоку. Репрессиям подвергались все, кто не желал склонять голову перед иностранными захватчиками. По данным так называемого «юридического отдела» калмыковского отряда, только в Приамурье, находившемся под совместной оккупацией японских и американских интервентов, за несколько месяцев было уничтожено 7 тысяч советских людей. В Хабаровске за время интервенции население уменьшилось с 52 тысяч до 30 тысяч человек.
Американские оккупанты, выдавая себя за поборников демократии и сторонников «невмешательства в русские дела», «черновую работу» карателей обычно оставляли для белогвардейцев и японской военщины. Но иногда они и сами принимали участие в расправах над мирным населением. В Приморье до сих пор помнят о злодеяниях, совершенных американскими захватчиками в годы интервенции. Один из участников партизанской борьбы на Дальнем Востоке А. Я. Яценко в своих воспоминаниях рассказывает о чудовищной расправе американских и японских интервентов над жителями села Степановка. Как только партизаны ушли из села, в него ворвались американские и японские солдаты и учинили неслыханный разгром. «Запретив кому бы то ни было выходить на улицу, они закрыли снаружи двери всех домов, подперев их кольями и досками. Затем они подожгли шесть домов с таким расчетом, чтобы ветер перебросил пламя на все остальные избы. Перепуганные жители стали выскакивать из окон, но тут интервенты принимали их на штыки. По всему селу в дыму и пламени рыскали американские и японские солдаты, стараясь никого не выпустить живым. Страшная картина разгрома предстала перед нашими глазами в Степановке, когда мы вернулись в нее: от изб остались кучи обугленного дерева, и всюду на улицах, на огородах лежали трупы заколотых и расстрелянных стариков, женщин и детей».
Другой участник партизанской борьбы, командир партизанского отряда А. Д. Борисов рассказывает о том, как американские интервенты обстреливали из бронепоезда село Анненки. «Приблизившись к выемке (железнодорожной —С. Ш.), они открыли орудийный огонь по селу. Обстрел крестьянских домов они вели долго и методично, причинив большой ущерб жителям. Несколько ни в чем неповинных крестьян было ранено».
Все факты говорят о том, что захватническая политика империалистов, проводившаяся на Дальнем Востоке в годы интервенции и гражданской войны, мало чем отличалась от политики немецких фашистов...

http://www.biografia.ru/cgi-bin/quotes.pl?oaction=show&name=grvoyna12


P.S.
Ещё раз о вторжении
http://www.warandpeace.ru/ru/reports/vprint/104203/
Редкие фото по теме: http://www.usinfo.ru/c4.files/1917russiagallery.htm

P.S.S.
А это как называется?
http://en.wikipedia.org/wiki/File:Polarbearexpedition.jpg
http://www.konkurent.ru/list.php?id=1349

P.S.S.S.
Тоже интересно...

Tags: Геноцид, Настоящие причины Первой и Второй..., Наша история, Первая Мировая, Сефарды против Ашкеназов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments