terminator_slv (terminator_slv) wrote,
terminator_slv
terminator_slv

Categories:

Россию уже делят?

Эвакуация

11.10.2007 / ГЕННАДИЙ ДОНЦОВ, ОЛЬГА ВДОВИНА / ХАБАРОВСК

Материал опубликован в "Газете" №191 от 2007-10-12г.

Директора сельскохозяйственного предприятия "Заря" Леонида Петухова жители села Осиновая Речка под Хабаровском называют сталкером. Это единственный человек в России (кроме, конечно, больших начальников из Москвы), который еще может провести любознательных туристов
в новое китайское приграничье - широко известные амурские острова Большой Уссурийский и Тарабаров.

Они по условиям соглашения между Россией и Китаем переходят с нового года под суверенитет КНР. Другим нашим согражданам дороги сюда больше нет.

Около понтонной переправы на острова, которые вот-вот станут китайскими, беседуем с мужиками - водителями грузовиков. Эти люди на паромах вывозят с Большого Уссурийского последний русский урожай овощей. Если хотите попасть на остров Тарабаров, поясняет пожилой водитель "КамАЗа", то вам только к Санычу (так здесь называют своего директора). Его джип знают все пограничники и пропускают. "А на вашем микроавтобусе вы если и пройдете по бездорожью, так первый же наряд вас и повяжет, - предостерегает водитель. - Острова-то теперь того... заграница".

Директора Петухова удалось найти только после двухчасовых поисков. Несмотря на безумную занятость с вывозом урожая, он довольно охотно откликнулся показать уходящие суверенные территории.
По всему видно, очень задевает его как хозяина тот факт, что поля и сенокосы, которыми колхоз пользовался десятки лет, теперь станут собственностью КНР. Всего же по договору в октябре 2004 года между Россией и Китаем южный сосед получил больше 300 кв. км российской территории.

На острова выезжаем после обеда. Каждый день в три часа пополудни военные закрывают для движения кораблей амурскую протоку самым длинным на Дальнем Востоке наплавным мостом. По мосту едем быстро, минуя посты и проверки документов. В самом деле, Саныча здесь знают все.

Пока едем по кочкам да ухабам, Леонид Петухов показывает уже убранные поля. "Еще в этом году мы выращивали здесь лучшую в крае кукурузу. Теперь почти все, что мы имели, - 1,3 тысячи гектаров отличной земли уходит китайцам. Ну не обидно ли? Иногда до слез". Примерно через полчаса мы подъезжаем к новой пограничной линии. Российские пограничники почти полностью оборудовали настоящую контрольно-следовую полосу (КСП), пролегшую между одним угодьем "Зари" и другим. Нет пока электронной системы "Сигнал" для оповещения о нарушениях госграницы, но это дело времени.

Чужая земля

Земли, которые остались по юго-западную сторону КСП, пока считаются российскими. Но без специального пропуска гражданину России туда уже не попасть. А на подержанном японском джипе сталкера мы благополучно продолжаем свой путь и углубляемся на практически чужую территорию.

Места здесь замечательные, хотя есть ухабы и рытвины. "Вот лотосовое озеро. Приехали бы вы в начале августа, увидели бы красоту неописуемую. Мы много лет держали язык за зубами и никому не говорили о его существовании. Вы же знаете наших туристов - приедут, загадят. Хотя лучше бы уж наши вредители, чем чужие. Для китайцев лотосы - это прежде всего еда. Так что вся эта экзотика, скорее всего, погибнет", - размышляет Леонид Петухов.

О неизбежном у озера напоминает горделивый гранитный столб, украшенный причудливыми, змеящимися иероглифами. Все пока еще местные знают, что столб обозначает принадлежность этих земель Чжунго (Срединному государству). Этот и еще 10 пограничных знаков с иероглифами появились на островах летом, сразу после того, как завершилась демаркация новой границы. Столбы вытянулись в линию поперек Большого Уссурийского острова от протоки до основного русла Амура. Китайцы подчеркивают, что навсегда.

Опустело

Сейчас на потерянной части Большого Уссурийского острова осталось всего трое российских граждан. Это пенсионеры из окрестных сел сторожат колхозное имущество, которое в ближайшие дни придется вывезти на российскую часть острова. О судьбе островов говорят без особого желания. Виктор Погромский проработал на Большом Уссурийском и Тарабарове большую часть жизни. "Мы сами виноваты, что потеряли такие земли. Надо было лучше обустраиваться, тогда бы у властей рука не поднялась все отдать", - считает он. После потери сенокосов Погромский пойдет искать новую работу, а "Заре" придется покупать сено.

Тарабаров совсем опустел: до лета в своих домах здесь постоянно жили только Владимир Чистов и Ярослав Габер. Прав на землю они в свое время не оформили, поэтому никаких компенсаций не получили. Просто уехали, а куда - бывшие соседи не знают. Велика Россия! Пока еще.

На Большом Уссурийском прекрасно помнят первое массовое появление китайцев. Началось это лет пять назад. Группами по 20-30 человек, все с военной выправкой, служивого возраста, но в гражданской одежде, они высаживались с теплоходов на берег и ходили осматривали остров. Вид у всех был очень уверенный, хозяйский, на теплоходах эти люди демонстративно клали ноги на перила.

А чего бы им не быть уверенными? Жители остающейся в России части Большого Уссурийского показывают свой быт, на который без слез не взглянешь. Как сходишь на берег, видишь несколько пятиэтажек, дальше - большой частный сектор, школа-девятилетка, медпункт, два магазинчика. Поселение это в народе именуется Чумка, так как возникло на месте захоронений больного скота в 1920-е годы. Когда-то здешние жители работали на близлежащей базе военного речфлота, а сейчас ездят в Хабаровск через широченный Амур-батюшку. Весной и осенью, если лед слишком тонкий, всякая связь с цивилизацией полностью прекращается. В ожидании изоляции жители так называемой Чумки закупают в магазинчиках продукты мешками и коробками.

Хлеб давно приноровились печь сами. Здешние пятиэтажки без удобств. Электричество пропадает, едва задует ветер. Мыться негде: бани нет. Потому китайцы, отгрохавшие на своем берегу сверкающие неоновой иллюминацией, наполненные товарами, автомобилями и жизнью города, надменно воротят нос.

Воспоминания о Даманском

От бывших сенокосов хозяйства "Заря" до православной часовни святого Виктора несколько километров. Часовня сделана добротно, из качественного кирпича. Строили ее в конце 1990-х, когда территории еще были спорными. Однако из-за геодезических ошибок Россия едва не потеряла этот символ присутствия на островах. Главный инженер Дальневосточного аэрогеодезического предприятия и член российско-китайской комиссии по демаркации Михаил Свидерский поясняет: новая линия границы, если бы она прошла по начальному проекту, разрубила бы часовню на две неравные части и ее пришлось бы снести. Вопрос удалось решить лишь после того, как Россия обязалась передать Китаю в целости и сохранности обе пограничные заставы на Тарабарове.

Кроме того, Россия вынуждена отказаться от других военных объектов в непосредственной близости от новой линии. Например, от одного из крупнейших до недавнего времени в стране укрепрайонов на Большом Уссурийском, который местные жители так и называют Ур. Его создали в начале 1970-х после знаменитого конфликта на Даманском. Если в европейской части страны это название помнят только специалисты и любители, то здесь все от мала до велика. Мальчишки взахлеб расскажут, как 2 марта 1969 года китайцы переправились на Даманский и вероломно напали на советских пограничников, в результате чего 58 погибли, 94 были ранены и контужены. Зато в ответ, сверкают мальчишечьи глаза, советская армия перемолотила из новейших установок "Град" тысячи агрессоров и показала всему миру свою несокрушимую мощь.

Живут сегодняшним днем

Сейчас все военные из Ура ушли. На въезде в заброшенный городок дежурят казаки, так как он передан в ведение местных властей. Их представляет староста Сергей Гончаров. Правда, себя он называет комендантом - не иначе как в память об эпических временах Даманского. На подведомственной территории живут чуть больше 100 человек, которые попали сюда не от хорошей жизни. "Была у меня в Осиновой Речке трехкомнатная квартира, - вздыхает пожилая женщина Ольга Сергеевна. - За долги забрали, а меня сюда - как в ссылку. Здесь постоянные перебои с водой, отоплением, негде помыться - только у родственников на материке".

Несмотря на тяготы и лишения пограничной жизни, комендант Гончаров уверяет, что терпеть есть ради чего. Только мечтам о великой державе времен Даманского уже нет места в здешней жизни - это не Москва с ее депутатами-патриотами. "Мы всерьез надеемся, что, как только острова станут китайскими официально, здесь откроется самый удобный таможенный переход, - поясняет комендант старого Ура. - Администрация и наняла казаков, чтобы охраняли оставленное военными имущество".

Гончаров мыслит практично: в дома офицеров и казармы можно поселить таможенников и пограничников, в бывшей больнице и клубе разместить склады. Только вот дальше официальных заверений и намерений строительство таможенных терминалов на Большом Уссурийском не продвинулось ни на метр. Министр экономики и торговли Хабаровского края Александр Левинталь заявил на днях, что вернуться к обсуждению этих планов обе заинтересованные стороны смогут только после нового года. То есть когда Тарабаров и часть Большого Уссурийского окончательно перейдут во владение КНР.


http://gzt.ru/print.php?p=incident/2007/10/11/220012.html


P.S.
http://www.vz.ru/society/2007/11/26/127494.print.html
http://terminator-slv.livejournal.com/108798.html
http://terminator-slv.livejournal.com/91762.html

P.S.S.
А за это интересно кто ответит?...
http://www.vz.ru/news/2007/7/27/97123.print.html


А за это?

Российские власти уже не первый год говорят о том, что республики Северного Кавказа являются одними из самых уязвимых с точки зрения их национальной безопасности, разрабатывают специальные госпрограммы по обустройству российских рубежей, однако в то же время все фактически закрывают глаза на захват соседними государствами территорий РФ на Кавказе. Так, например, тот участок госграницы РФ в Северной Осетии, который граничит с Казбекским районом Грузии, в конце 1997 года был незаконно захвачен грузинской стороной и до сих пор контролируется Тбилиси. Санкцию на перенос российского погранпоста Верхний Ларс вглубь территории России вопреки конституции РФ дало прежнее руководство страны. Между тем, завладев этим небольшим участком, Грузия теперь контролирует ущелье, по которому проходит прямой путь в Ингушетию. Боевики и их натовские инструктора получили возможность свободно проходить в Ингушетию и обратно и осуществлять переброску грузов. Не исключено, что обострение ситуации в этой северокавказской республике связанно именно с незаконным неконтролируемым «натовским коридором» в РФ. Такое положение вещей должно было бы подтолкнуть федеральный центр к восстановлению контроля над госграницей РФ в Северной Осетии в полном объеме. Однако этого пока так и не случилось.
Отсутствие целевой финансовой программы развития и незащищенность внешних границ России на Северном Кавказе создают благоприятную почву для разворачивания здесь деятельности иностранных спецслужб. «Наиболее активно действуют в регионе британская и турецкая разведка, которые находятся в союзнических отношениях с разведкой США.
По словам экспертов, самой уязвимой республикой с точки зрения развертывания на Северном Кавказе активности иностранных спецслужб является Ингушетия, где местные власти откровенно слабы. Потенциально очень опасная ситуация сложилась в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, где Запад будет использовать проблемы федеральных властей в Абхазии и адыгскую диаспору в Турции, а также тотальную коррумпированность местных властей для раскачивания ситуации в регионе. Послы ряда западноевропейских государств уже не стесняются выходить за рамки дипломатических приличий и призывают глав субъектов РФ на Северном Кавказе готовиться к жизни в независимом от России северокавказском государстве. Между тем адекватной реакции МИД РФ на выходки официальных представителей западных держав пока не последовало.

http://www.rbcdaily.ru/2008/07/02/focus/357743
Tags: Геноцид, Призрак новой войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments