Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Куда идем мы с Пятачком...(часть вторая)




Калашников Максим 

Часть первая здесь: http://terminator-slv.livejournal.com/123295.html

Часть вторая:

Как их уничтожают

Но если бы все ограничивалось замалчиванием закрывающих технологий! Увы, есть свидетельства того, что эти технологии просто уничтожаются, как опасные конкуренты. Этих свидетельств у нас пока не столь много. Однако о печальной судьбе советской биотехнологии после 1991 года уже известно. Летом 2002 года корреспондент газеты «Стрингер» Елена Курасова побеседовала c русским патриотом, биофизиком. С одним из тех, кто был вынужден искать приложения своим знаниям и умениям на чужбине. Имя свое он просил не раскрывать – слишком опасно.
Не стоит воспринимать наши слова о совсем недавних страхах западных корпораций перед нашей наукой как неудачную шутку. Боялись – и еще как, потому что после 1991 года буквально охотились за носителями великолепных технологий. Пример? Извольте.
«Цифры по инсулину для диабетиков, который РФ закупает за рубежом – это что-то вроде военной тайны. По слухам, они колеблются между 300 и 600 миллионами долларов в год. (При федеральном бюджете РФ всего в 64 миллиарда долларов в 2002 г. – крайне внушительная сумма). Это государственный заказ – диабетики получают лекарства бесплатно. Можно себе представить, сколько получают в виде взяток и «откатов» наши медицинские чиновники за все эти закупки инсулина от иностранных фирм. За что им платят?

– За то, что общими усилиями чиновников от науки и медицины у нас пришли к тотальному решению: своего инсулина в России нет и быть не может, а, следовательно, закупать его всегда придется за границей, – с гневом и горечью рассказывает наш собеседник:
– Адреса и явки называть не буду, перечислю только технологии, по которым исследования закрыли: в середине 1990-х у нас из свиного инсулина путем замены одной аминокислоты получали инсулин, пригодный для человечества. Тогда это был новый путь, гораздо более дешевый, нежели западный. Генный инсулин вырабатывали на специальных установках, но и это заглушили. Потери нашей страны – сотни миллионов долларов, а конкретные люди получают сотни тысяч себе в карман.

Еще одна уничтоженная разработка – это подсадка клеток из поджелудочной железы в печень диабетиков. Наблюдение показали, что часть больных вообще переставала нуждаться в инсулине! Но это противоречит истории экономического развития человечества – если на Западе уже истратили миллиарды долларов на производство генно-инженерного инсулина и модифицированного свиного инсулина, то они никогда не допустят появления такой технологии. Разве нефтекомпании, например, которые пожинают прибыли с торговли бензином, допустят появления топлива из простой воды? Нет, конечно. В фармацевтическом бизнесе законы те же. Так что в закрытии лаборатории, где проводились опыты по излечению диабета, принимали участие российские силовики. Хорошо они тогда поработали на иностранного дядю…

- Какие силовики?
- Полной информацией я не располагаю…
- Эти методики были только у нас?
- Тогда – да. Сейчас аналогичные методики разрабатываются в Англии, Оксфорде, но их там, скорее всего, тоже заглушат.
- Есть ли другие лекарства, на которых русским не дали заработать?
- Это антибиотики. В Новосибирске, на НПО «Вектор», задавлено производство целого ряда генно-инженерных лекарств, которые можно использовать при лечении онкологии. «Вектор» мог перекрыть кислород огромной западной индустрии, которая обслуживает раковых больных и тянет на их лекарственное обслуживание несметные бабки из карманов людей, из бюджетов и страховых компаний.

И вот «Вектор» объявили советским монстром военно-промышленного комплекса, который занимался подготовкой биологической войны. Сначала ему перекрыли финансирование, а затем продали «Вектор» транснациональной корпорации «Промега». Так страна лишилась этого ноу-хау, лишилась возможных прибылей. Хорошие «векторовцы», человек пять-десять, работают теперь на иностранцев, получая до десяти тысяч рублей в месяц…

- Этакий островок чужого благополучия на нашем интеллектуальном генном материале…
- Да, во-первых, на нашем генном материале, во-вторых – на наших дешевых реактивах, на которых в России есть дотации. А там нет. Так что скупают и дешевый материал для разработок, и сами дешевые разработки. Потому что наши специалисты все равно обходятся дешевле западных. Там ученым того же класса пришлось бы платить сотни тысяч долларов в год.

Те же западные фирмы сегодня стали активным лобби при нашем правительстве. Обороты транснациональных фармакологических корпораций («Селеры», «Лили Берингер», «Байера» или «Новалиса») составляют суммы порядка шести миллиардов долларов в год – одна десятая всего нашего госбюджета. Они покупают российских чинуш не только ради получения госзаказов, возможности использования сырья или русских интеллектуальных ресурсов. Самое страшное – иностранцы давят или скупают на корню конкурентные разработки…»

Вот так. Нужны ли комментарии к этим примерам? Вы по-прежнему считаете, что закрывающие технологии ждут в сегодняшнем мире с распростертыми объятиями? Что их не уничтожают, подчас вместе с создателями?

Могильщики индустриального мира

К концу ХХ века сбылось пророчество Ленина («Империализм как высшая стадия капитализма», 1915 г.): крайне монополизированный западный рынок стал загнивать, испытывать технический застой. Подлинный прогресс был заменен театральной суетой вокруг виртуальной «новой экономики». Разрабатывать что-то новое и тратить на это миллиарды долларов и долгие годы – это слишком дорого. Гораздо выгоднее пришпандорить новую этикетку к старому товару и потратить деньги на рекламное «промывание мозгов». Вот почему Запад, награбив в России массу научно-технических разработок, применить их толком пока так и не смог.

Все очень просто. Перестраивать производство под революционные технологии крайне невыгодно. Ведь капиталист уже успел взять кредиты в банках, у него уже есть жестко сверстанные планы производства, под производство так же жестко распланированы дилерская сеть и компании-дистрибуторы. Ну, представьте себе его состояние, когда к нему приходят некие ребята и говорят: вы тут потратили три миллиарда долларов – и сделали чушь. А мы предлагаем вам вещь получше и всего за триста миллионов.
Современная индустриальная (и постиндустриальная) экономика как бы состоит из мафий. Одна делает ракеты, другая – автомобили, третья – минеральные удобрения, четвертая – бензин – и так далее. Внутри этих мафий, конечно, идут свои «разборки», одни мафиози отбивают клиентов у других. Но как только появляется изобретатель, который грозит сделать ненужным производство ракет (машин, азотных удобрений, бензина и т.д.), как эти мафии объединяются и сжирают ненужного им гения с потрохами, перекрывая ему всякую возможность внедрять свое изобретение. И способов этого существует великое множество. Так было в СССР. Так было и есть на нынешнем распрекрасном Западе.

Современные западные корпорации давным-давно стали големами – квазиживыми разумными существами, которые, состоя из десятков тысяч людей-сапиенсов, обладают своим инстинктом самосохранения. Закрывающие технологии для них смертельно опасны. И эти нечеловеческие разумы успешно борются с угрозой, затормаживая истинное развитие.

Впрочем, на сегодняшнем Западе киты бизнеса просто покупают у таких умников их патенты на изобретения, и потом просто прячут их, ничего не развивая. Образно говоря, капитал платит изобретателям отступные. И это еще гуманно. Ведь изобретателей все-таки не убивают.

Закрывающие технологии просто не могли быть применены в условиях индустриализма точно так же, как в рабовладельческом древнем Риме никогда бы не появились ни паровые машины, ни механические ткацкие станки. Хотя древние, например, прекрасно знали силу пара со времен Герона Александрийского и его игрушечной турбины. А китайцы уже в начале двенадцатого века прекрасно знали и о пороховых ракетах, и о книгопечатании, и о многом другом. Индустриальные технологии убивали традиционную цивилизацию, против них восставало все: обычаи, традиции, социальная система, экономика рабовладения. Но точно так же и закрывающие, чудесные технологии аннигилируют уже отживший свое индустриальный порядок вещей, отправляя в небытие заводы-казармы с их конвейерами, с их громоздким окружением в виде дорогих электростанций и бескрайних нефтепромыслов. Социализм и капитализм – всего лишь две стороны одной и той же медали, индустриальной эпохи. И потому и тот, и другой яростно сопротивляются внедрению чудесных технологий.

Создатели закрывающих технологий – это еретики, гонимые везде. Их не переносят на капиталистическом Западе. Они опасны для элиты неокочевников – ведь их изобретения могут вывести из-под контроля хищников развитие человеческой цивилизации, могут разрушить столь милый неокочевникам гиперуправляемый порядок.
Появись эти технологии в самых широких масштабах – и весь излюбленный, зарегулированный Сообществом Тени мировой порядок постиндустриализма с разделением мира на господ и «черную кость», со всеми их банками, политическими «машинами», «демократией» и метагруппами растает, как туман, как ночной кошмар в лучах рассвета. Мир снова станет подвижным, многие полетят со своих тронов, а вчерашние слуги способны стать господами. Перераспределятся потоки богатств, разрушится нынешняя «табель о рангах» среди стран и народов. Технологии поборют экономику. Дадут человечеству шанс и надежду. Откроют ворота Новой Реальности. Манящего Нейромира.
Да, изобретателей закрывающих технологий терпеть не могли в болотном брежневском социализме. Но они оказались ненужными и в государственно-криминальном «рынке» нынешней Россиянии, где младшие братья американских неокочевников, наши дельцы-трофейщики просто до смерти насилуют свои заводы, выжимая из них последние соки.
Однако для нас, настоящих русских, чудесные технологии сегодня становятся главной заботой, нашим шансом на перемену участи России. А еще – мощным оружием для мирного завоевания планеты, для нанесения смертельного удара по ненавистному Античеловечеству, источником нового богатства и политического могущества.
Благодаря им у нас, сорвавшихся в пропасть, на спине раскроются крылья, и мы воспарим, а не разобьемся о камни...

Чеченские бандиты как покровители высоких технологий

- Знаете, где еще кроются громадные возможности? В переработке нефти. Тут Россия обладает совершенно реальной возможности рывком опередить всех в мире, – убежден Николай Шам.
В чем дело? Оказывается, Семен Новоселов и его товарищи сделали буквально невозможное. Работая над новейшими системами опреснения морской воды и очищения природных водоемов, они создали малоразмерный нефтеперерарабатывающий завод. Этакий модуль-контейнер и небольшая колонна реактора, а внутри них – настоящий комплекс из электрокаталитических высоковольтных генераторов, генераторов электромагнитной бегущей волны и прочего, что составляет, так сказать, секрет фирмы.

Выигрыш – невероятный. Очистке и переработке всего в одну стадию, в один «прогон» подвергаются все углеводороды. На выходе получаются «семьдесят шестой» и «восьмидесятый» бензины, которые можно затем стабилизировать. Выход готовых продуктов из сырой нефти на таком мини-заводе получается вдвое большим, нежели на больших традиционных заводах-великанах с их крекингами-риформингами. Даже лучшая американская технология переработки с вакуумным риформингом нефти дает лишь 65 процентов глубины. То есть, из тонны нефти даже у янки получается лишь 650 кило полезных нефтепродуктов. А наш заводик перерабатывает «черное золото» на 98 процентов. И при этом энергии на переработку кубометра нефти тратит в три-пять раз меньше.

Отходов просто нет. Если после обычных производств остаются тяжелые, вязкие остатки, мазуты и гудрон, то каталитически-электромагнитная «кроха» и эти адские фракции перегоняет в отличное, топливо. Например, из кошмарного гудрона выходит печное горючее, смесь керосина с мазутом. Технология Центра геотехнологий позволяет смешивать это горючее с водой, и благодаря этому оно сгорает полностью. Карлик на грузовике ничем не уступает гигантам – он работает лучше их, они их полностью посрамляет.

Давно есть технико-экономические обоснования и бизнес-планы на модули, рассчитанные на переработку трехсот тысяч тонн нефти в год, на сто и на пятьдесят тысяч. Мобильные заводики способны работать прямо у группы скважин, на месте превращая сырую, грязную, смешанную с водой нефть в чистейшие нефтепродукты. Экономический эффект просто голову кружит: ведь отпадает надобность в тысячах рабочих, и сырье не надо гнать по дорогим нефтепроводам за сотни-тысячи верст на большие заводы. Готовый товар получается прямо на промыслах, и перегонять по трубам надо его, а не сырую нефть. Для России, у которой просто нет денег на поддержание старого топливно-энергетического комплекса, у которой трубопроводы «Транснефти» сегодня гниют и рвутся, все это может стать и спасением, и прорывом в мир поистине новой, экологически чистой экономики.

- Посмотрите на московский нефтеперерабатывающий завод, на этот монстр в Капотне, – говорили нам ученые. – Он занимает несколько сотен гектаров земли, его производительность страшно мала, он отравляет Москву своими смертоносными выбросами. Капотненское чудовище несет страшную опасность для столицы в случае пожара и катастрофы, террористического акта, попадания в него крылатой ракеты или падения самолета. При этом он выдает слишком дорогие нефтепродукты. Но его уже сегодня можно заменить на несколько наших модулей, перестав душить город, дав ему прекрасную технологию и дешевое топливо…

В общем, как рассказал нам Семен Антонович Новоселов, еще в 1999 году они построили мобильную установку на грузовой машине. Вообще то ее делали для очищения озер в Индии, но оказалось, что одновременно сия установка способна стать и небольшим заводом по перегонке нефти. За один этот прорыв Новоселов и его товарищи в какой-нибудь Британии были бы произведены в лорды, одарены орденами, поместьями и золотыми цепями, осыпаны милостями и привилегиями.
Но ведь сделано гораздо большее. Новоселов и его друзья с помощью своих методик слабых воздействий теперь умеют насыщать мазут водой, и в результате получается дешевое, полностью сгорающее топливо. Никакого дыма или сажи – из труб вылетают лишь водяной пар да углекислый газ. Оно совершенно не уступает обычному, чистому мазуту, который приходится жечь в форсунках русских электростанций.
Как вы думаете, кто первым оценил супертехнологии Новоселова и его товарищей? Наши бравые нефтекомпании? Нет. Наши «высокомудрые» правительственные чиновники, стенающие по поводу грядущего развала топливно-энергетического комплекса? Сидящий на несметных деньгах Лужков с его страшной Капотней? Тоже нет. И лучший менеджер всех времен и народов, великий Чубайс, прорыва не заметил.
Нет, первыми успех наших гениев оценили чечены, безнаказанно опутавшие своей деловой и мафиозной сетью всю страну. Оно и немудрено: ведь им надо воевать с русской армией, снабжая летучие банды в Чечне всем необходимым. А в их краю земля сочится отличной нефтью, которую они давным-давно перерабатывают на примитивных перегонных кубах, торгуя полученным топливом на всем Юге России. Им компактные и подвижные заводы на супертехнологиях ой как нужны!

И они попытались завладеть фантастической техникой. Дело в том, что наши ученые работали с одним нечистоплотным дельцом, который связался с чеченским бизнесом и крупно задолжал ему. Как раз за тот грузовик с оборудованием в кузове.
– Они «наехали» на нас, – рассказывает Новоселов. – В апреле 2000 года, прямо на улице Доватора в Москве, остановилась машина, выскочили из нее два здоровенных лба и приставили мне к спине пистолеты. Гоните, мол, девять тысяч долларов долга или отдавайте машину. Потом нам недвусмысленно заявили: нам нужна ваша технология. Мы нигде не указывали имен разработчиков компактного завода. Просто поразительно, как «чехи» так быстро нас нашли…

Тогда выкрутится нашим ученым удалось просто неимоверными усилиями, прибегая к помощи знакомых из спецслужб. 

Понятно, что нынешним нефтекомпаниям это изобретение пока как бельмо в глазу: ведь оно заставит закрыть старые заводы, сразу поставив перед бизнесом и региональными властями огромную проблему: куда девать оставшихся без работы людей со старых производств? Им не нужны и давно разработанные в России экологически чистые, дешевые типы топлива, которые наполовину состоят из воды. (Кстати, один из технологов знаменитого «Аквазина» работает у Новоселова). К чему это нам, нефтебаронам? Ведь это уменьшает прибыли, заставляет ставить новые производства.

Однако наши НПЗ сегодня крайне изношены. В ближайшее десятилетие они начнут выходить из строя. На строительство новых заводов по старой технологии нужны миллиарды долларов, которых в России нет. Страна познает дикую нехватку топлива, нефти, страшная дороговизна бензина сдавит горло экономики пеньковой петлей. Вот тогда и пробьет час подобных технологий. Они дадут Родине доступные энергоресурсы, а благодаря этому оживут все иные отрасли нашей экономики.
– Впрочем, чудо-заводы можно применить уже сегодня – там, где есть добыча, но нет нефтепереработки. Например, в Удмуртии, которая, извлекая из недр семь миллионов тонн «черного золота», буквально разоряется на покупке нефтепродуктов, – рассуждает генерал Шам. Сам Бог велел ставить новенькие установки в таких регионах. Но наша чиновничья система слишком косна…

Но разработка новоселовской команды отнюдь не одинока. Скажем, есть «нефтяной куб», созданный на деньги «Рособоронэкспорта» для Кувейта. По сути дела, это – уже компактное предприятие, которое использует принципы коллоидной химии в нефтепереработке. Куб этот заменяет собой огромные, энергопрожорливые НПЗ, занимающие десятки гектаров земли и требующие гигантских перегонных аппаратов-колонн. Более того, он, поглощая смесь из 60 процентов мазута и 40 процентов гудрона (ужасающих остатков переработки привычных нефтеперерабатывающих, которые дальнейшей переработке не поддаются) дает на выходе прекрасное дизельное топливо. Затраты на производство снижаются в несколько раз, возникает прекрасная страховка на случай падения мировых цен на нефть. При этом реактор совсем не оставляет отходов.

К сожалению, ни одна из отечественных нефтекомпаний этим кубом пока не заинтересовалась. Зато он нашел спрос в Кувейте, который покупает оружие у «Рособоронэкспорта» и требует оффсетных сделок (покупка оружия в обмен на вложения продавца в гражданский сектор). Национальный институт нефти Кувейта технологию опробовал и дал самое положительное заключение.

Пока нефтяные бароны дремлют

Статья с таким заголовком появилась в журнале «Эксперт» (№ 2, 2004 г.), еще раз подтвердив то, о чем нам рассказывал генерал Шам. Оказывается, и новосибирские ученые придумали, как из любой нефти – даже самой «грязной» – получать супертопливо. И обойдется это во много раз дешевле, чем на обычном нефтеперерабатывающем заводе.
«Вы сами-то понимаете, что вы сделали?! Теперь – либо вас убить, либо всю нефтепереработку перелопатить…» – так отреагировали крупные игроки нефтеперерабатывающей отрасли, когда узнали о новой технологии, разработанной два года назад учеными из новосибирского Института катализа имени Г.К.Борескова Сибирского отделения РАН. «По-новосибирски» нефть, в отличие от традиционного многоступенчатого процесса, перерабатывается за одну стадию. На выходе получаются высокооктановый бензин и высококачественное дизельное топливо, которые удовлетворяют даже ужесточенным экологическим стандартам, недавно введенным в Европе. Но главное – производство отменного топлива по новой технологии обходится в разы дешевле, чем по классической…»

В чем же суть новосибирского прорыва – «Технологии БИМТ»? В том, что боресковцы создали уникальный катализатор, благодаря которому все светлые фракции нефти перерабатываются не по отдельности (с помощтю разных и очень дорогих катализаторов), а в одном реакторе. Доктор химический наук Геннадий Ечевский со своей группой смог изменить структуру цеолитового катализатора так, чтобы добиться волшебного эффекта. Первые испытания нового метода прошли в 2001-м, а в 2003-м заработала уже опытно-промышленная установка, построенная благодаря горячему участию краснодарского акционерного общества «НИПИгазпереработка». Именно краснодарцы стали и участниками проекта, и площадкой для проверки технологии. Испытания показали, что установка позволяет получать и отличный бензин с низким содержанием бензола, и зимнее дизельное топливо (не замерзаем и при минус 75 градусах), и пропан-бутановую фракцию, из которой получается сжиженный газ – тоже прекрасное топливо.

Экономический эффект вышел потрясающим. Отпала всякая необходимость в сложных и дорогих процессах – гидроочистке нефти, риформинге, изомеризации, алкилировании, очистке от парафина, ректификации. За счет всего этого завод на БИМТ-технологии получается вшестеро дешевле обычного НПЗ при постройке, а при использовании требует затрат в восемь раз меньше! А возможность перерабатывать даже очень загрязненную серой нефть вообще великолепна. Сегодня НПЗ с неохотой берут такое сырье на переработку, тогда как сернистой нефти в России становится больше год от года. А еще испытатели с радостью убедились в том, что БИМТ может практически без остатка перерабатывать газовый конденсат, превращая его в топливо прекрасного качества.

Патентный поиск показал, что подобной технологии просто нет нигде в мире. Однако попытки разработчиков заинтересовать крупные нефтяные компании в БИМТ-технологии окончились загадочным молчанием последних. Плюнув на гигантов, Ечевский и товарищи обратились к тем, кто хочет ставить перерабатывающие нефть центры «с нуля», и прежде всего – на труднодоступных землях. Ведь куда как выгоднее перерабатывать нефть прямо у скважины, а не гонять ее за сотни верст туда-сюда. Где? В Татарии, где нефть – серниста, в Калмыкии, где она насыщена парафинами, в Оренбуржской, Астраханской областях и Якутии, где много газового конденсата. И действительно, благодаря титаническим усилиям коммерческо-инновационного «гения» Института катализа, Сергея Кильдяшева, революционной технологией заинтересовались в Калмыкии. Выстроилась и производственная цепочка, куда вошли и Вологоградский заворд химического машиностроения и немецкая фирма «Люрги».

И это понятно: каждая БИМТ-установка стоит около 6 миллионов долларов. В общем, не так уж и дешево, особенно по меркам бедной России. Однако хороший НПЗ на классической технологии стоит уже миллиард долларов. И если привычные предприятия экономически бессмысленно ставить там, где добывается меньше 300 тысяч тонн нефти в год, то БИМТ рентабелен, даже если стоит у месторождения мощностью в 5 тысяч тонн нефти ежегодно. Привычный НПЗ окупается за семь-пятнадцать лет, а новая чудо-установка – всего за два с лишним года.

Довольно примеров. И так умному все ясно. В нынешних условиях, дабы сделать закрывающие технологии одним из видов нашего оружия в борьбе за страну, необходим союз разных сил. И инноваторов. И предпринимателей (бизнес-ангелов), занятых финансированием технических идей на самой первой стадии – их воплощения. И собственно политической оппозиции. Ее возможности (лоббистские, организационные, медийные и даже финансовые) намного больше, чем у Калашниковых да Крупновых. В самом деле, возможно подтянуть под реализацию таких проектов и административный ресурс, проведя работу с властями непризнанных республик, задыхающихся от безденежья и нехватки ресурсов: Приднестровья и Абхазии. Подколючить Белоруссию! Именно там можно внедрить несколько технологий ( дающих возможность противостоять нефтяным, энергетическим и прочим монстрам РФ) вызвав затем «цепную реацию» и в самой РФ.

http://forum.msk.ru/material/economic/4494.html

Как нас продавал Чубайсер...

Только в 1992-м году по приглашению ведомства Чубайса в Россию прибыли более 200 иностранных консультантов, среди которых кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые военные разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уаймен, Брус и другие, услуги которых оплачивал Российский центр приватизации (РЦП), специально созданный на гигантские кредиты, которые набирало Правительство России по инициативе Анатолия Чубайса.

На основании методики, установленной Госкомимуществом Чубайса, уставной капитал предприятий занижался в десятки, а то и в сотни раз по сравнению с их реальной стоимостью. Имущество крупнейшего в Европе Самарского металлургического завода оценили в 2,2 миллиона долларов, одно из крупнейших предприятий страны – автомобильный завод имени Лихачева со стоимостью основных фондов не менее миллиарда долларов - Чубайс «продал» за … четыре миллиона долларов, а вот и вовсе вопиющий, но не исключительный пример, когда здания и сооружения Московского института повышения квалификации руководящих работников и специалистов химической промышленности стоимостью не менее 100 миллионов долларов, Чубайс «продал» за восемь миллионов … рублей.

....У русского народа за гроши изъяли гиганты индустрии. «Уралмаш» с 34 тысячами рабочих продан за 3 миллиона 720 тысяч долларов. Челябинский металлургический завод с 35 тысячами рабочих продан за 3 миллиона 730 тысяч долларов. Ковровский механический завод, обеспечивавший оружием всю армию, милицию, спецслужбы, продан за 2 миллиона 700 тысяч долларов. Челябинский тракторный завод, где 54 300 рабочих мест, продан за 2 миллиона 200 тысяч долларов... Для сравнения: средняя пекарня в Европе стоит около двух миллионов долларов, средний колбасный завод швейцарского производства - 3,5 миллиона долларов, цех по разделке леса и выпуску вагонки - 4,5 миллиона долларов.., да сегодня хорошую квартиру в Москве на Тверской или Кутузовском проспекте меньше чем за миллион долларов не купишь.

Последствия чубайсовской аферы с изъятием из народной собственности нефтегазодобычи чудовищны, немыслимы: природная рента достается теперь лишь владельцам и менеджерам добывающих компаний. Они присваивают до 85 процентов прибыли, хотя в основных нефтедобывающих странах доля государства в доходах от продажи нефти составляет минимум 60 процентов, доходит и до 90 процентов. Мы же дарим кучке частных лиц 85 процентов общенародной природно-ресурсной ренты. Результат для страны трагичен. Если Советский Союз при добыче 600 миллионов тонн нефти продавал за границу максимум 134 миллиона тонн, и полученных нефтедолларов хватало не только для нужд гигантского Советского Союза, мы кормили и вооружали на эти деньги полмира, то теперь, при добыче 453 миллионов тонн нефти, мы продаем почти в два раза больше – 240 миллионов тонн, и страна в позорной убивающей народ нищете.

Это опять же по чубайсовскому сценарию 97 процентов предприятий целлюлозно-бумажной продукции перетекли в частные руки, из них наиболее перспективные, ориентированные на экспорт, выпускающие продукцию глубокой переработки древесины, оказались под контролем иностранного капитала, а выручка от приватизации лесопромышленных предприятий не превысила двух процентов их реальной стоимости.

......По данным всероссийского исследования «Сбережения населения Российской Федерации», проведенного Институтом социально-экономических проблем народонаселения Российской Академии наук в 1996-м году, 71 процент жителей, относящихся к беднейшим слоям, владел лишь 3,3 процента всех денежных сбережений, в то время как пять процентов, относящихся к категории богатых и очень богатых, владели 72,5 процента сбережений, из них на долю двух процентов «очень богатых» приходилось 52,9 процента всех сбережений населения России. С тех пор богатые лишь богатеют, бедные только беднеют.

Вот почему абсолютно прав доктор экономических наук В. Лисичкин, член комиссии Государственной Думы по анализу итогов приватизации, когда заключает, что «с экономической точки зрения разгосударствление собственности равнозначно беспрецедентной диверсии», напоминая, что потери от разрушения экономики только за один 1996 год в суммарном виде в два с половиной раза превысили потери в Великой Отечественной войне..

Вся книга : http://www.1-sovetnik.com/books/Archives/Mironov-2.zip

P.S.
А здесь этот урод запечатлен со своим духовным лидером, сефардским иудеем Лёвой Троцким занимавшимся открытым уничтодением нашего народа.



И почему его не судят если это известно? Потому что для Чубайсеров законы не писаны? http://www.dni.ru/polit/2013/4/25/251894.html